Дом прав человека - Воронеж
в 2016 году оказано около
1800 консультаций

Европейский Суд вынес постановление по жалобе жительницы Воронежа поданной в 2006 году против России

You are here

В 1997 году Нэлли Николаевна Бунеева совместно с инициативной группой родителей наркозависимых детей создала в Воронеже городскую общественную организацию по проблемам алкоголизма и наркомании «ОСАНа». К моменту регистрации она разработала долгосрочную программу профилактики и реабилитации наркозависимых, изучив международный опыт работы, в то время как российский опыт отсутствовал полностью. Фактически они были тогда первыми не только в Воронеже, кто предложил реальную альтернативу бездумному помещению людей, нуждающихся в реабилитации, в психиатрическую больницу.
В 2002 году вышло распоряжение Администрации области о финансировании проекта “ОСАНы” «Профилактика и реабилитация наркозависимых подростков и молодёжи» в размере -15 млн. из областного и 15 млн. рублей из федерального бюджетов. Целью проекта было строительство загородного Регионального Центра реабилитации на 60 человек с развитой инфраструктурой.
 
Преследование в отношении Нэлли Бунеевой и её организации, которое потом переросло в уголовное дело по ст. 159 ч.1 (Мошенничество), началось через два месяца после того, как заказчик проекта перечислил на расчётный счёт организации 123.000 рублей. В июне 2002г. Нэлли Николаевна была задержана двумя сотрудниками милиции. Запугивая уголовным делом, они принудительно доставили её в милицию Левобережного района, где продержали 9 часов. Ей не разрешили воспользоваться услугами адвоката, не давали позвонить домой дочери – инвалиду 2 группы, пить, в туалет не выпускали, ничего долго не объясняли, трясли какой-то папкой, пугая, что она всё должна отдать, совершенно непонятно что отдать и кому.
Так продолжалось на протяжении восьми с лишним часов, пока измученная и ошарашенная всем происходящим Нэлли Бунеева, волнуясь за свою дочь не подписала документ, даже не вникая, что подписала. Как оказалось потом - это был протокол опроса свидетеля.
 
В это время в её дом на глазах у дочери ввалились 8 человек, часть которых была с автоматами и провели обыск, изъяв без разбору документы и личные вещи.
31.05.2002 г. отдел дознания запрашивает материалы из Управления Юстиции с указанием номера №02133454 ещё не возбужденного уголовного дела, которое будет возбуждено подполковником милиции только 03.06.02.
 
Тогда дело было заведено в отношении «неизвестного лица похитившего материальные и денежные средства в ВГОО «ОСАНе» на сумму около 200.000 руб. Чуть позднее Прокуратура области выступала с исковым заявлением в Левобережный райсуд г. Воронежа о признании недействительной государственной регистрации ВГОО «ОСАНа» на основании возбуждённого уголовного дела, а Нэлии Николаевне начали поступать звонки с угрозами и требованиями "похоронить ОСАНу”.
 
Расследование уголовного дела продолжалось около полугода, о ходе следствия представителей организации не информировали, обвинение никому не предъявляли, позднее стало известно, что дело даже приостанавливалась и снималась подписка о невыезде в отношении руководителя “ОСАНы”.
 
Так как финансирование проекта, который “ОСАНа” продолжала реализовывать, было приостановлено в связи с возбуждением уголовного дела, представители организации обращались в различные структуры с надеждой решить эту проблему, но после жалобы Прокурору области 02.12.02г. дело передают в Областной следственный отдел ГУВД области следователю капитану Балалайкину, который в итоге и сфабриковал дело уже в отношении конкретных лиц – Нэлли Бунеевой и ей помощницы Париновой С.С. Знакомясь с материалами дела Нэлли Бунеева обнаружила, что там отсутствуют ранее изъятые у нее доказательства её невиновности, в частности расходные чеки на покупку материалов.
 
Дело было передано в суд, Нэлли Николаевне приходилось ездить каждый день в следственный отдел, поддерживать всеми силами сотрудницу, попавшую вместе с ней в эту молотилку, также она попала в трудную финансовую ситуацию, так как надо было оплачивать адвокатов, а для того, чтобы устроиться на работу не было сил и времени. В таких условиях у её дочери - бывшей наркозависимой, имеющей проблемы со здоровьем, сильно ухудшилось психическое и физическое состояние - отказывали ноги, была вынуждена ходить с палочкой, начались психологические срывы. Ей срочно требовалась госпитализация, но сделать это в Воронеже она отказывалась, и матери пришлось отъехать в Москву за направлением в НИИ Наркологии, где раньше лежала её дочь, куда она согласилась поехать. Но когда Нэлли Николаевна получила направление, было уже поздно, дочь умирала.
 
После возвращения из Москвы Нэлли Бунеева была помещена в СИЗО. Она просила дать ей возможность похоронить дочь, но ей было отказано. В СИЗО её дважды помещали в одиночную камеру, не давали конверты, бумагу, неоднократно вывозили на суд и снова возвращали по разным надуманным причинам его отмены (отсутствие свободного конвоя, болезнь или отпуск судьи и т.д.). Только спустя 5 месяцев пребывания в СИЗО продолжились судебные заседания.
 
На момент вынесения приговора Нэлли Николаевна провела в СИЗО 9 месяцев и один день. Она была осуждена по ч.1 ст. 160 УК РФ (Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному) с лишением свободы сроком 1 год и освобождена из зала суда с учетом уже отбытого срока лишения свободы.
В надежде восстановить справедливость Нэлли Бунеева при помощи юриста Общественной правозащитной приемной Ильи Сиволдаева отправила жалобу в Европейский Суд по правам человека на нарушение права на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 ЕКПЧ). В основании жалобы они сослались на неразумные сроки рассмотрения дела, пристрастность суда, а также на нарушение презумпции невиновности.
 
В июле 2016 г. ЕСПЧ вынес постановление по этому делу, он не учел доводы о пристрастности суда и нарушении презумпции невиновности, но согласился с тем, что основания для отложения рассмотрения уголовного дела были надуманными и оно было рассмотрено в неразумные сроки, постановил выплатить Нэлли Бунеевой компенсацию в размере 1.300 евро за моральный вред и 500 евро за судебные издержки.